Вводные замечания

История изучения рукописных книг Челябинской области

Структура и алгоритм пользования каталогом (рисунок)

Общие принципы описания

Принципы отбора иллюстративного материала

Структура справочного аппарата

 

Вводные замечания Вверх

Челябинская областная универсальная научная библиотека представляет каталог «Кириллические рукописные книги XVI – XX вв. в собраниях Челябинской области». Это первый выпуск свода рукописных книг кириллической традиции на территории Челябинской области. Выявление, изучение и составление полного научного описания кириллических рукописных книг в фондах библиотек, архивов и музеев Челябинской области осуществлялось в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2006 – 2010 гг.)» и проекта «Книжные памятники как культурное достояние региона».

В результате обследования рукописных книг, хранящихся в Челябинске, Миассе, Златоусте и Сатке, созданы полные научные описания каждого рукописного памятника XVI–XX вв., а также копии фрагментов рукописей (начальные листы, владельческие пометы, элементы оформления и т. д.) методом цифровой фотографии.

В проекте приняли участие 9 фондодержателей Челябинска и области: универсальная научная библиотека, библиотеки Челябинского педагогического и государственного университетов, Центральная городская библиотека г. Златоуста, областной государственный музей искусств, Саткинский, Златоустовский и Миасский краеведческие музеи, Челябинская старообрядческая поморская община. Было выявлено 236 рукописных книг, составлено 191 описание, из которых 96 публикуются впервые. 45 книг из коллекции ЧОГМИ не были описаны по причинам, не зависящим от автора. Описания остальных рукописей, помещенных в каталог, выполнены по состоянию на 2005 г.

Рукописные книги кириллической традиции в Челябинской области стали предметом библиографирования впервые. В процессе полного научного их описания необходимо было учитывать особенности этого вида книжных памятников. Рукописная книга – это произведение письменности, текст и иллюстрации которой в отличие от печатной книги, воспроизведенной средствами полиграфии, исполнены от руки чернилами, красками, карандашом или выцарапаны на плоской поверхности. Текст рукописной книги писался кириллицей, слитно, в одну непрерывную строку, буквами одного размера (прописные буквы в самом тексте не употреблялись), группы слов и словосочетаний разделялись точками, а начиная с XV в. – запятыми; на страницах крупноформатных книг (30х20 см и более) он располагался преимущественно в два столбца, а более мелких (например, 20х15 см) – в один. В создании рукописной книги участвовали не менее восьми ремесленников, в т. ч. доброписец чернописный – писец, воспроизводивший основной текст; статейный писец, воспроизводивший киноварью вязь, подстрочные и надстрочные записи, точки и другой текст, впоследствии прописывавшийся золотом; заставочный писец – художник, рисовавший заставки и буквицы; живописец иконный – художник, рисовавший миниатюры; златописец – мастер, покрывавший золотом заставки и отдельные участки миниатюр; златокузнец, среброкузнец и сканный мастер – ювелиры, изготовлявшие драгоценный оклад книги.

Выявленные в Челябинской области кириллические рукописи написаны двумя типами почерков – полууставом и скорописью. Полуустав – деловое письмо писцов, работавших на заказ и продажу. Возникновение полуустава ученые относят к тому периоду, когда русская письменность переросла литургические, церковные рамки, книга стала более широко обращаться среди населения. Полуустав отличался от устава большим количеством сокращений в тексте, применением знаков ударений – «силы»; его буквы уже имели некоторый наклон, они мельче и проще в очертании. Эти особенности полуустава были подчинены в первую очередь целям удобства письма, задаче его ускорения в связи с возросшей потребностью в книгах, интенсивным развитием литературы и искусства. Почти одновременно с полууставом получает распространение скоропись – тип письма, отличающийся многочисленными сокращениями и безотрывочным написанием соседних букв. Возникновение скорописи, позволившей существенно ускорить процесс письма, связано с развитием дипломатической, административной и хозяйственной переписки, оживившейся вследствие повышения интенсивности общественно-политической и социально-экономической жизни страны в условиях образования русского централизованного государства. Однако вплоть до XVIII в. книги, особенно церковные, чаще писали полууставом. На рубеже XIV–XV вв. в русских рукописях получает распространение вязь – особое декоративное письмо, связывающее буквы в непрерывный орнамент. Вязью не писали весь текст книги; она служила исключительно целям украшения рукописей, ею воспроизводились названия книги или ее отдельных частей. Русская вязь глубоко самобытна и национальна, европейская книга ее не знает. Отличительные черты вязи – различные сочетания букв, сокращений и орнаментальных украшений.

В старых рукописях применялось двухцветное, а иногда и многоцветное письмо. Наиболее употребительной была красная краска (киноварь), которую использовали в тексте для смыслового подчеркивания, написания отдельных букв, выделения начала отдельных фраз, важных фрагментов текста.

Титульного листа кириллическая рукописная книга не знала, его роль выполнял колофон (от греч. kolophon – завершение), или послесловие – текст на последней странице рукописи, содержащий название книги, сведения об ее авторе, имени заказчика и переписчика, месте и времени переписки и т. п. Нередко в колофоне содержится и дата создания книги (иногда она находится в начальной части рукописи). Своеобразным порталом книги служил фронтиспис – цельнополосная иллюстрация с изображением, как правило, легендарных авторов книги, предшествующая началу рукописи. Характерным элементом рукописной книги является кустод (от лат. custos, род. падеж custodis – страж) – условное обозначение порядкового номера книжной тетради кириллическими буквами, проставлявшимися на первой и последней ее страницах. Наличие кустода при отсутствии нумерации страниц в древнерусской книге давало возможность проверить полноту экземпляра при переплетении.

В рукописных кириллических книгах для нумерации тетрадей (отдельные листы не нумеровались) использовалась буквенная система обозначения чисел, а, начиная с XVIII в., – цифровая (нумероваться стали отдельные страницы). Тогда же кириллические цифры были заменены современными арабскими.

Художественное убранство рукописных кириллических книг состоит из орнамента (от лат. ornamentum – украшаю) и миниатюры (от франц. miniature, итал. miniatura, от лат. minium – киноварь, сурик, применявшиеся в древности для расцвечивания рукописных книг).

Орнаментальные украшения кириллических рукописных книг включают:
• заставки – небольшие орнаментальные или сюжетные изображения, как правило, размером в ширину текста на странице, помещаемые в начале книги или крупного раздела текста;
• концовки – различные изображения, помещаемые в конце книги или ее разделов;
• инициалы – заглавные буквы большего размера, помещаемые в начале книги или ее раздела;
• украшения на полях в виде стилизованной веточки или цветочка.

Назначение заставок в рукописных книгах многоплановое, их основная функция – «ввести читателя» в текст книги, дать ему определенный философско-эстетический настрой. Кроме того, заставки применялись для обозначения структуры книги. Если инициалы, связывающие книгу в единое художественное целое, и заставки являются неотъемлемыми элементами художественного оформления почти каждой рукописной книги, то концовка в виде декоративно-сюжетной композиции для нее не характерна; роль концовки в древнерусской книге, как правило, выполняли последние строки текста, которым придавалась форма треугольника или кубка. Орнамент русской рукописной книги с течением времени видоизменялся.

Таким образом, в течение многих десятилетий происходило развитие внешней формы кириллической рукописной книги, формирование ее отдельных элементов и понятия художественного оформления книги, вырабатывались основные приемы и способы художественного оформления. В результате сложился ставший почти каноническим облик богослужебной книги, ставший основой для искусства печатной книги.

Каждая рукописная кириллическая книга независимо от степени ее сохранности представляет собой памятник материальной и духовной культуры прошлого, важнейший культурно-исторический источник исторических и литературоведческих исследований. С этой точки зрения она является объектом целого ряда научных дисциплин, в т. ч. кодикологии, устанавливающей принципы комплексного изучения рукописной книги как материального памятника культуры (историю ее изготовления, состав и судьбу); палеографии, исследующей развитие письменности (материалов и орудий письма, графической формы письменных знаков, украшений и пр.) и дающей возможность ученому определить авторство, время и место создания памятника письменности по элементам его внешней формы; текстологии, занимающейся вопросами содержания книги, историческим осмыслением и критическим прочтением текста, выявлением его генеалогии, интерпретации и пр.

Репертуар выявленных в Челябинской области кириллических рукописных книг разнообразен. Это книги как религиозного содержания, в т. ч. богослужебные, так и светские (четьи книги), причем в количественном отношении преобладает первая группа (различные Минеи (собрания служб в календарном порядке на весь год); Триоди (собрания служб, расположенных не в календарной последовательности, а по так называемому «пасхальному» циклу: «постная» триодь, содержащая песнопения преимущественно на дни Великого поста и предшествующего ему периода, и «цветная» – песнопения Пасхи и последующих за ней девяти недель); Часословы (сборники псалмов и молитв, предназначенных для чтецов и певцов на клиросе; содержат порядок всех повседневных служб, кроме литургии); Служебники (сборники, содержащие тексты церковных служб каждого дня, святцы и наставления по ведению богослужения); Требники (чинопоследования святых таинств, кроме Св. Причащения, и священства, совершаемые как в церкви, так и за ее пределами) и др.).

 

История изучения рукописных книг Челябинской области Вверх

Планомерное систематическое исследование книжно-рукописных богатств Южного Урала, в пределах которого находится Челябинская область, началось с 1970-х гг. благодаря возникновению Уральского отделения Археографической комиссии АН СССР (Свердловск, 1971). В работу новой организации наряду с пермской, свердловской, кировской, удмуртской включилась и челябинская секция [Манькова И. Л. Возрождение Уральского отделения Археографической комиссии РАН // Известия Уральского государственного университета. № 31 (2004) Гуманитарные науки. Вып. 7; http://proceedings.usu.ru/?base=mag/0031(01_07-2004)&xsln=showArticle.xslt&id=
a26&doc =../content.jsp
– 03.03.2006]. Главным направлением деятельности ученых стало проведение археографических экспедиций и формирование фонда старопечатных и рукописных книг.

Вскоре было образовано Южно-Уральское отделение Археографической комиссии АН СССР (Уфа, 1973) [Постановление бюро отделения истории АН СССР об организации Южноуральского отделения Археографической комиссии // Южноуральский археографический сборник. Уфа, 1973. Вып. 1. С. 3]. Количественный перевес восточных рукописей, собранных на территории Башкирии, определил приоритетное направление научно-исследовательской деятельности Южно-Уральского отделения в области теории и методики археографии, текстологии преимущественно тюркской [Хусаинов Г. Б. Археографические экспедиции Башкирского филиала АН СССР // Южноуральский археографический сборник. Уфа, 1976. Вып. 2. С. 387; Отчет по работе Южноуральского отделения Археографической комиссии АН СССР // Археографический ежегодник за 1975 г. М., 1976. С. 360; Халиков Р. Х., Ураксин З. Г. Вторая Южноуральская археографическая конференция // Там же. С. 362–364; Отчет по работе Южноуральского отделения Археографической комиссии АН СССР // Археографический ежегодник за 1983 г. М., 1985. С. 338–339]. Тем не менее, в 1977–1979 гг. на территории Башкирии и Оренбургской области работали археографические экспедиции Московского университета и Челябинский отряд Уральской объединенной археографической экспедиции, ведущие исследования кириллической книжной традиции. В задачи экспедиций входило продолжение сплошной разведки Уральского региона, приобретение у населения старопечатных книг и рукописей, изучение современного состояния старообрядчества и фиксация элементов древнерусской культуры в среде старообрядческого населения. Десятки рукописей и книг XVII–XVIII вв. поступили на хранение в научные библиотеки МГУ, Уральского и Челябинского университетов, Уральского педагогического института, в Оренбургский краеведческий музей [Гвоздикова И. М., Кузеев Р. Г. Южноуральскому отделению археографической комиссии АН СССР – 10 лет // История СССР. 1983. № 6. С. 201].

С 1980-х гг. рукописи, находящиеся на территории Челябинской области, попадают в поле зрения камеральной археографии, однако библиография этих работ невелика. При подготовке Н. П. Парфентьевым при участии М. Г. Казанцевой диссертации в 1981 г. были составлены научные описания всех памятников древнерусской музыкальной письменности, хранящиеся в уральских книжно-рукописных собраниях, в т. ч. и книги из коллекций Челябинской картинной галереи, Челябинской областной универсальной научной библиотеки, Областного краеведческого музея и научной библиотеки государственного университета [Парфентьев Н. П. Древнерусское певческое искусство и его традиции в духовной культуре населения Урала (XVI–XX вв.) : дис. …канд. ист. наук. Новосибирск, 1981]. Позже в монографии «Традиции и памятники древнерусской музыкально-письменной культуры на Урале» (Челябинск, 1994) Н. П. Парфентьев более полно раскрыл содержательный состав сборников. На основе анализа владельческих записей автор делает ряд выводов о характере среды бытования певческих книг на Урале XVIII – начала XX вв., свойственной самым распространенным старообрядческим согласиям [Парфентьев Н. П. Традиции и памятники древнерусской музыкально-письменной культуры на Урале (XVI–XX вв.). Описание крюковых рукописей выполнено при участии М. Г. Казанцевой. Челябинск, 1994].

Публикацию «Родословия часовенных» отца Валентина, подготовленную по единственному известному списку начала XX в. в сборнике УрГУ (Архив ЛАИ УрГУ. Талицкое собрание. № 8.Р/690. Л. 89 об.–114 об.), В. И. Байдин и А. Т. Шашков в книге «Памятники литературы и письменности крестьянства Зауралья» (Екатеринбург, 1991) дополнили описаниями рукописных и старопечатных книг трех территориальных собраний. В их числе – Талицкое собрание НБ ЧелГУ, сформированное на основе личных и общинных библиотек крестьян-старообрядцев часовенного согласия, в которых нашел отражение процесс перехода к беспоповской практике обрядности [Памятники литературы и письменности крестьянства Зауралья. Том. II, вып. 1 / сост. : В. И. Байдин, А. Т. Шашков. Екатеринбург, 1993. С. 218–262].

Иллюминированные рукописи из собрания музея искусств дважды становились объектом пристального внимания исследователей. В очерке, посвященном литературно-художественным традициям урало-сибирских старообрядцев, В. И. Байдин стремился показать разнообразие лицевых рукописей и книжной миниатюры. На примере Сборника (№ 4.33.Р, ДК–147, КП–7390) автор рассматривает проблему влияния старообрядческой письменности на нестарообрядческую рукописную литературу в местах широкого распространения раскола. В отношении второго «по древности» сибирского списка лицевого Апокалипсиса Филаретово-Чудовской редакции (№ 2.2.Р, ДК–142, КП–3394) говорится об относительности текстологических и иконографических связей. В приложение к очерку включены краткие описания этих книг (без росписи состава произведений) [Байдин В. И. Лицевая книга Сибири // Сибирская икона. Омск, 1999. С. 237–260].

В статье И. В. Починской и Н. В. Щенниковой содержится детальный обзор и подробное описание 13 иллюминированных рукописей музея. В результате анализа состава и речевых оборотов уже упоминавшегося нами Сборника (№ 4.33.Р) авторы приходят к выводу о его принадлежности к старообрядческой культуре. На основе миниатюр Апокалипсиса третьей четверти XVIII в. (№ 2.1.Р, ДК–212, КП–8710) описан уникальный случай включения в рукописную книгу гравированных на меди миниатюр, рассчитанных на дальнейшую раскраску. При рассмотрении декора апокрифических, литургических и музыкальных памятников собрания упоминаются общие вопросы развития поздней рукописной традиции: связь орнаментального убранства книги с народным искусством; расширение приемов художественного оформления рукописей; взаимовлияние рукописной и печатной книг; тенденция к интерпретации известных рукописных стилей и др. [Починская И. В., Щенникова Н. В. Иллюминированные рукописи из коллекции старопечатных и рукописных книг Челябинской областной картинной галереи // Вестник музея «Невьянская икона». Екатеринбург, 2006. Вып. 2. С. 107–142].

Иллюстрированный каталог рукописных книг, находящихся в государственных коллекциях Челябинской области, обобщает и дополняет опубликованные ранее описания, которые были сверены с оригиналами или описаны заново, в ряде случаев уточнялась датировка, состав сборников, пагинация, характер художественного оформления рукописей, инвентарные номера. Возможности электронного носителя позволяют сочетать полноту научной описательной статьи с цветной иллюстрацией и удобством поисковой системы. Читатель может воочию увидеть книгу, сопоставить с другими рукописями, возможно принадлежащими к одной местной рукописной традиции, что увеличивает значимость каталога для исследователей региональной культуры. Публикация коллекций из отдаленных от Челябинска библиотек, не имеющих в своем штате специалистов по работе с рукописями, станет первым шагом к сохранению и введению в научный оборот памятников кириллической традиции.

 

Структура и алгоритм пользования каталогом (рисунок) Вверх

 

Общие принципы описания Вверх

Описание рукописей, вошедших в каталог, проводилось в соответствии с методическими рекомендациями ЛАИ УрГУ с учетом опыта работы над созданием компьютерной базы данных рукописных и старопечатных книг кириллической традиции Уральского региона [Описание рукописных книг : метод. указания / сост. : Галишев С. А., Манькова И. Л., Соболева Л. С., Шашков А. Т. Свердловск, 1989]. В новой редакции методических указаний описания адаптированы к определенной системе поисковых полей [Починская И. В. Сводная электронная база данных кириллических книг Уральского региона // Информационный бюллетень Рос. библ. ассоц. СПб., 2007. № 41. С. 32–35]. Сохранение этой системы в каталоге позволит легко дополнить новыми сведениями базу данных.

В подготовленном выпуске каталога рукописи представлены по собраниям, внутри которых они систематизированы в хронологическом порядке. Согласно топографическому принципу все сведения в пунктах описания даются в порядке следования листов рукописи. Исключение составляют датировка кодекса, поскольку учитывается дата наиболее ранней части независимо от её расположения в книге, и восстановление правильного порядка листов в поле «состав».

Текст начальных слов отдельных статей, записи, пометы на рукописях передаются с сохранением орфографических особенностей цитируемого текста (в кавычках), с заменой вышедших из употребления букв современными. Диакритические знаки (титло, кендема) раскрываются, выносные буквы вносятся в строку без выделения, «ь», «ъ» употребляются согласно современным правилам описания. Кириллическая запись чисел передается арабскими цифрами. Пунктуация оригинала не учитывается, все знаки препинания ставятся по нормам современной пунктуации [Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990. С. 46–48].

Последовательность полей описания в каталоге такова: шифр рукописи, автор, название, датировка, формат и размер, количество листов, номера чистых листов, встреченных в тексте. Далее следуют разделы описания: бумага, фолиация, сигнатура, письмо, украшения, миниатюры, заставки, инициалы, концовки, состав, сохранность, переплет, записи, штампы, ярлыки, библиография, примечания, когда и где получена.

Автор

Указывается в том случае, если ему принадлежит (или приписывается по традиции) текст всей книги. Наличие произведений других авторов оговаривается при росписи состава книги. Имена авторов, установленные по дополнительным источникам, приводятся в квадратных скобках.

Название

Общепринятые заглавия формализуются согласно принятым в науке, в тех случаях, когда таковых нет, даются самоназвания. При наличии двух произведений оба их наименования составляют общее название. При единстве жанрового и тематического составов произведений, входящих в сборник, допускается типологическое уточнение.

Датировка

Римскими цифрами указан век, далее наиболее узкая хронологическая локализация, определенная на основании комплексного анализа почерка, водяных знаков и штемпелей, декора.

Формат

Форматы листов определены с учетом расположения вержеров, понтюзо и маркировочных знаков; размеры указаны в миллиметрах.

Бумага

Дана краткая характеристика носителя, на котором воспроизведен памятник, затем подробное описание датирующих признаков бумаги: тип филиграни или штемпеля, литеры и цифровые символы. Для нескольких филиграней или штемпелей, встреченных в рукописи, указаны границы листов. В сокращенной форме даны ссылки на справочники.

Фолиация, сигнатура

Отмечается характер цифири, номера пронумерованных листов и их счет. Расположение цифры на листе не оговаривается, за редким исключением. При обозначении сигнатуры первая цифра или буква обозначает порядковый номер тетради, вторая – количество листов в тетрадях.

Письмо

Характеристика письма представлена двумя типами: полууставом и скорописью.

Украшения

Описательные характеристики полей, посвященные декору рукописи, предельно унифицированы, отмечается наличие в рукописи киноварных заголовков, вязи, декоративных рамок на полях [Щенникова Н. В. Типология декора: систематизация и уточнение понятийного аппарата : в порядке обсуждения // Уральский сборник. История. Культура. Религия. Екатеринбург, 2005. С. 173–190].

Миниатюры

Первоначально дана общая характеристика миниатюр: количество, художественный стиль, техника выполнения, материал, колорит, номера листов. Далее с новой строки следует подробное описание миниатюр по схеме: сверху вниз, слева направо по регистрам (верхний, средний и нижний). Каждое изображение названо заголовком главы, которую иллюстрирует. В том случае, если соответствие между ними отсутствует, подыскивались композиционные и иконографические аналоги в иконописи.

Заставки, инициалы, концовки

Как правило, данные составляющие книжного декора принадлежат к искусству орнамента. При их описании определяется тип изображения, стиль, далее характеризуется композиция, перечисляются основные элементы; отмечается техника, материал и колорит изображения.

Состав

В каталоге не допускаются отсылки к другим опубликованным описаниям для раскрытия содержания рукописи по принципу аналогии (например, «Состав совпадает с рукописью…»). Подобные сходства отмечены в поле «Примечание», либо при росписи состава сборника в комментариях к отдельному памятнику.

При описании рукописей одного типа принципы раскрытия их содержания определялись составом рукописей, т. к. часто именно на основе сравнения нескольких книг становится ясно, какие их структурные части и иные особенности надо отмечать при описании. Содержание текстов рукописей богослужебного характера, книг Священного писания (Евангелия, Апостола, Псалтыри, Октоиха, Триоди и др.) указано полностью.

Сохранность

Даны указания на утраты, загрязнение, следы и время реставрации; отмечено полное или частичное разрушение материального носителя.

Переплет

Характеризуется материал обложки или крышек переплета и его покрытия, украшения (тиснение, накладные украшения и пр.) и застежки или следы их утраты, время изготовления. Отсутствие переплета специально не оговаривается.

Записи, штампы ярлыки

Приводятся полностью в порядке их расположения на листах рукописей.

Библиография

Сведения о предыдущих публикациях или исследованиях аналогичных памятников приводятся в сокращенном виде. Подробное описание научных статей приводится в разделе Библиография.

Когда и где получена

Приводятся данные о месте и времени приобретения рукописи.

 

Принципы отбора иллюстративного материала Вверх
Для передачи визуальных особенностей кириллических рукописей как объекта декоративно-прикладного искусства каталог дополнен фотографиями переплетов и первых листов в разворот листа, владельческих записей и помет, штампов и вставок.

Элементы художественного оформления (миниатюры, заставки, инициалы, концовки, вязь и рамки на полях книги) рукописей отражены полностью, кроме однотипных и недоступных составителям в период работы над каталогом.

Все фотографии выполнены методом цифровой съемки в условиях реального хранения книг.

 

Структура справочного аппарата Вверх

Каталог снабжен справочным аппаратом – «Указателем имен», «Географическим указателем», «Указателем инципитов» и «Хронологической таблицей». Цифры отсылают к шифру и инвентарному номеру записи.

Указатель имен отражает информацию о персонах (авторы; составители; лица, упоминаемые в тексте рукописи и во вкладных листах; владельцы книг; реальные и вымышленные исторические, библейские персонажи), указанных в полных научных описаниях кириллических рукописных книг (кроме владельцев бумагодельных фабрик и библейских персонажей – Иисус Христос и Дева Мария).

Данный вспомогательный указатель является аннотированным. В качестве подзаголовков использованы даты жизни, наименование профессии и различных аспектов деятельности лица, упоминаемого в тексте полного научного описания рукописной книги. Если сведения о персоне не выявлены, ставится знак вопроса. С целью облегчения визуального поиска применено шрифтовое выделение (имена персон всех владельцев книг выделены курсивом). Аннотированный указатель имен фактически играет также роль комментария к описанной кириллической рукописной книге. Все рубрики расположены в алфавитном порядке. Инвентарные номера и шифры отсылают к описанию книги.

Географический указатель включает сведения о географических наименованиях (кроме гербов городов в филигранях), указанных в полных научных описаниях кириллических рукописных книг. Он дополнен краткими справочными аннотациями. Все рубрики расположены в алфавитном порядке. Инвентарные номера и шифры отсылают к описанию книги.

Указатель инципитов раскрывает содержание каждой описанной рукописи. Инципитом называется группа начальных слов или строк текста, необходимых для понимания смысла «в рамках законченной смысловой фразы» [Описание рукописных материалов : метод указания. Свердловск, 1989. С. 8].
Инципиты являются главным характеризующим признаком, идентифицирующим рукописные книжные памятники. Один и тот же рукописный книжный памятник может иметь в разных рукописях различные инципиты и быть названным по-другому.

Причины расхождения инципитов заключаются в особенностях бытования рукописного произведения. Писец мог переписывать текст с утраченным началом, пропустить отдельные части, делать ошибки, неправильно прочитать источник (технические причины). Кроме того, текст в процессе переписывания мог быть отредактирован, т. е. изменен сознательно.

Инципит, являясь реально существующим в рукописи текстом, представляет собой более надежный инструмент для сопоставления и идентификации. Обязательность указания инципита как неотъемлемой части научного описания текста была декларирована IRHT (Институтом исследования и истории текста, Париж) в инструкции по описанию рукописного материала. Инструкция была одобрена на конференции CIBAL (Международного центра информации об источниках по истории Балкан и Средиземноморья) в 1982 г. и переведена на русский язык.

Указатель инципитов расположен в алфавитном порядке. Инвентарные номера и шифры отсылают к строке с данным инципитом в описании книги.

Хронологическая таблица показывает, сколько книг и какого исторического периода хранится у фондодержателей кириллических рукописных книг на территории Челябинской области. При этом, обозначены шифры хранения описанных книг.



© Челябинская областная универсальная научная библиотека
454091, г. Челябинск, пр. Ленина, д. 60, тел. (351) 266-05-33, lib@chelreglib.ru